Expert center for eurasian development
Rus / Eng
Политика
ИРАН ОТКРЫВАЕТСЯ ДЛЯ СОСЕДЕЙ И ПАРТНЕРОВ, НО НЕ ВСЕ ЭТОМУ РАДЫ

ИРАН ОТКРЫВАЕТСЯ ДЛЯ СОСЕДЕЙ И ПАРТНЕРОВ, НО НЕ ВСЕ ЭТОМУ РАДЫ

Габдулхаков Рашид Фаридович

Позитивные ожидания активизации сотрудничества Ирана с соседями, появившиеся после принятия пакета женевских договорённостей в ноябре прошлого года и частичного снятия санкций в отношении Исламской Республики, очень быстро натолкнулись на реальность, а именно – негативную реакцию американских властей.Сумеют ли соседи преодолеть сложности, станет ясно уже в ближайшие несколько месяцев, в течение которых состоится четвертый Каспийский саммит на высшем уровне и должна будет подписана масштабная «нефтяная сделка» между Россией и Ираном.

Победа Хасана Роухани на выборах президента Исламской Республики Иран летом прошлого года очень быстро привела к кардинальным изменениям обстановки в регионе. Правда, перемены произошли не столько на внутриполитической арене страны, где – благодаря сложной системе сдержек и противовесов государственного управления – фигура президента является ведущей, но не определяет единолично внутреннюю и внешнюю политику,как у большинства соседних государств.

Смена президента прежде всего серьезным образом повлияла на внешнеполитический фон вокруг Ирана: начались тектонические изменения международной обстановки в регионе. В первую очередь, конечно, нужно упомянуть «разморозку» диалога по ядерной проблеме Ирана с «шестеркой» международных посредников (пять постоянных членов Совета безопасности ООН и Германия). По итогам переговоров в Женеве в ноябре прошлого года впервые за много лет удалось достигнуть реальных договоренности по иранской ядерной программе. Иран приостанавливает развитие своей ядерной программы и обеспечивает открытость связанных с ней объектов для специалистов МАГАТЭ. США и их союзники в свою очередь снимают часть «калечащих санкций», разморозят банковские счета иранского правительства на западе, ослабят заперт на экспорт нефти. Договоренности вступили в силу в конце января текущего года и будут действовать как минимум шесть месяцев. За это время участники диалога должны найти формулу компромисса, устраивающий всех: и Иран, и международное сообщество. Таким образом, самым главным полугодовым итогом нахождения у власти Хасана Роухани стала серьезная разрядка в отношениях между Ираном и рядом стран. Самое удивительное, что произошло это не благодаря серьезным уступкам сторон в ущерб своим национальным интересам, а во многом просто из-за смены риторики и гибкости подходов.

Что все это означает для соседей Ирана – вопрос риторический. Напряженность вокруг Исламской Республики время от времени приближалась к опасной черте вооруженного удара. Для самого Ирана и его соседей это грозило целым комплексом проблем. Более того, подготовка удара подразумевала, что США и Израиль будут искать союзников среди непосредственных соседей республики, чтобы иметь возможность использовать их территорию для удара по Ирану. И для соседей вставал непростой вопрос – какую сторону конфликта выбрать: отказать США сложно, пойти против сильного и сплоченного соседа – недальновидно. К счастью, сейчас такой дилеммы на повестке дня не стоит. Но во многом именно из-за жестких санкций и откровенного давления американской дипломатии за последние несколько лет было отмечено серьезное снижение объемов торговли Ирана с Россией и странами СНГ. 

Иран и его соседи были вынуждены отказываться от выгодных совместных проектов, таких как своп-поставки нефти, торговли продукцией сельского хозяйства. Если проанализировать российско-иранские торговые отношения, то они для таких крупных экономик просто мизерные. Например, торговля с Исламской Республикой занимает всего 0.3% внешнего оборота РФ. Взаимная торговля в 2011 году составила 3.75 млрд. долл., или 0.5% внешней торговли России. Импорт из ИРИ составил 351 млн. долларов, экспорт в республику был оценен в 3.406 млрд. долларов. В 2012 году торговля снизилась под давлением санкций, составив 2.329 млрд. долларов (экспорт из России 1.904 млрд. долларов, импорт 427 млн. долларов).

По статистике взаимной торговли прикаспийских стран можно заметить, что она также крайне низкая и совершенно не соответствует существующему потенциалу. Пожалуй, наиболее успешно взаимодействует с Ираном Туркменистан, во многом благодаря поставкам природного газа. По различным оценкам, товарооборот между соседями составляет порядка 5 млрд. долларов, хотя еще в 2006 году был на уровне 1,3 млрд. долларов.  Казахстан и Иран в 2012 году наторговали на 656,233 млн. долларов при этом казахстанский экспорт составил 601, 7 млндолларов, а импорт из Ирана 51 млн долларов (в то же время, по некоторым оценкам, в 2007 году торговый оборот между этими двумя странами был гораздо больше). Перспективные направления развития сотрудничества двух стран – промышленность и горнодобывающие отрасли, сельское хозяйство, транспорт и логистика, а также туризм и культура. Оборот торговли между Ираном и Азербайджаном составил 305,3 млн. долларов в 2011 году и 263,7 млн. долларов в 2012-м.По словам главы Палаты торговли, промышленности, рудников, сельского хозяйства Тегерана Яхья Али-Исхаг, в настоящее время товарооборот межу Азербайджаном и Ираном составляет $500-600 млн, что не соответствует имеющемуся потенциалу.

Основной вопрос сегодня состоит в том, позволит ли снятие санкций на нынешнем этапе и по истечении шести месяцев переговоров активизировать региональную торговлю Ирана с соседями. И здесь есть множество – если использовать математическую терминологию – неизвестных величин. Частичное снятие санкций не означает, что американская дипломатия будет рада началу инвестиционного бума в Иране, который, к слову, уже назревает. Согласно сообщениям прессы, в Тегеране все отели переполнены вследствие наплыва бизнесменов, стремящихся начать свой бизнес в республике.Неслучайным оказался и состоявшийся на днях визит турецкого премьера РеджепаЭрдогана в иранскую столицу. По итогам переговоров стороны договорилась довести объем торговли с сегодняшних 13.5 до как минимум 30 млрд. долл. в ближайшие несколько лет.

В условиях роста конкуренции со стороны западных стран у соседей Ирана объективно не так уж много возможностей для наращивания торговли из-за низкой конкурентоспособности экономик и национальных компанийи узкого перечня экспортных товаров. К сожалению, во многом это касается и России. Вместе с тем, российский посол в ИРИ Леван Джагарян в недавнем интервью газете «Коммерсант» обозначил отрасли российской экономики, которые имеют неплохие шансы для роста экспорта в республику, это «продукция черной металлургии, древесина, зерно, минеральное топливо и электротехнические товары. А также машинное оборудование (турбинное, компрессорное, насосное) и продукцию станкостроения».

Сегодня правительства России и Ирана ищут пути для активизации сотрудничества. Так, в середине января 2014 года агентство Reuters сообщило, что Москва и Тегеран обсуждают возможность поставки в Россию иранской нефти (до 500 тыс. баррелей в день), а в Иран — российских товаров и оборудования. Позже появилась информация, что идея подобной сделки появилась во время встречи президентов Путина и Роухани в Бишкеке на полях саммита ШОС. Очевидно, что в случае реализации планов, даже частичного, это станет прорывом для двустороннего диалога и переведет отношения на новый качественный уровень. Однако правительство США уже выразило свое негативное отношение к возможной сделке России и Ирана, с резкими заявлениями выступили Белый дом, Совет национальной безопасности и Госдепартамент.

Американская сторона не ограничивается заявлениями, а предпринимает реальные шаги по противодействию активизации экономического сотрудничества России и Ирана. Так, одновременно с началом частичного снятия санкций в отношении ИРИ российский Банк Москвы был оштрафованУправлением по контролю за иностранными активами (OFAC) Минфина США на $9,4 млн. за сотрудничество с «Банк Мелли Иран» в 2008 году – иными словами, за нарушение санкций, которые были отменены. Здесь необходимо отметить, что одним из главных барьеров для полноценного российско-иранского сотрудничества является слишком осторожная позиция российских банков, которые, опасаясь санкций со стороны США и их союзников, стараются избегать любых финансовых операций с иранскими финансовыми институтами. Так, в марте 2012 года банк ВТБ неожиданно прекратил работу в рамках долгосрочного соглашения с посольством Ирана в Москве по обслуживанию зарплатных карт дипломатов. Как можно видеть, опасения финансовых учреждений имеют под собой основания. Лишнее тому доказательство – вышеупомянутый штраф Банку Москвы в момент начала отмены санкций и в разгар обсуждения российско-иранской сделки. Решение Минфина США – недвусмысленный сигнал Москве: российско-иранское сотрудничество находиться под пристальным контролем со стороны Вашингтона и в случае необходимости с американской стороны будут предприняты реальные шаги по предотвращению полноценной нормализации отношений между Россией и Ираном.

Но решение идти или нет на иранский рынок, все равно в конечном итоге зависит от бизнеса и руководства компаний. А государство, со своей стороны, должно создавать благоприятные условия для ведения и поддержки двусторонних проектов. Пассивная и слишком осторожная позиция российского бизнеса уже приводит к тому, что в Иран сегодня открывается для всех, но только не для российских компаний. Поэтому основная надежда на активизацию сотрудничества связана с деятельностью правительств двух стран и прежде всего упомянутую выше нефтяную сделку. Как заявил в интервью недавно прибывший в Москву посол ИРИ в РФ Мехди Санаи, в настоящее время стороны по данной сделке активно ведут переговоры.От ее параметров, срока деятельности во многом будет зависеть развитие регионального сотрудничества.

Еще одним важным индикатором уровня доверия в регионе должен стать Четвертый Каспийский саммит на высшем уровне, который, по заявлению российского посла в Иране Левана Джагаряна, состоится в сентябре или октябре этого года. По опыту предыдущих форумов можно говорить о том, что обычно президенты встречаются лишь тогда, когда есть серьезные подвижки в переговорном процессе по статусу Каспия и решению вопросов регионального сотрудничества. А это означает, что от предстоящей встречи можно ожидать определенных подвижек в разрешении связанных с Каспием проблем и стать импульсом для полноценного регионального сотрудничества.

Об авторе:
Габдулхаков Рашид Фаридович

Аналитик Eced.